Последние комментарии

  • Андрей Михайлов
    расчетливость сильно нивелирует чувства, м-да... и кстати, мезальянсы редко делают жизнь счастливой. причем даже не и...Почему женщины стали добиваться мужчин
  • Леонид Журавлев
    Способность усваивать алкоголь спасла предков человека от вымирания. К такому выводу пришли ученые из Университета Эк...Кто виноват в том, что мы алкоголики
  • Ольга Бухарова
    Ни о чем вообщеИстории о красивой Нине

Чем коренные москвичи отличаются от «понаехавших»?

Двенадцать  лет назад я прибыл в Москву. Прибыл, как полагается, на Казанский вокзал. С чем в первую очередь сталкивается человек, впервые прибывший в Москву? Правильно, на него косо смотрят. Причем все. Косо смотреть на человека только прибывшего в Москву, может уже человек прибывший в Москву часом ранее.

Мне казалось, что у меня очень модная куртка и шарф. Но первое собеседование, где эйчар брезгливо спросила: «а вы что, сотрудник компании Билайн?» (шарф был черно-желтым), заставил меня усомниться в своем стиле. Устроился я на работу. В крупную компанию. Рекламу там продавал в специализированные журналы. И вот эта эйчар периодически меня подкалывала разного рода замечаниями из серии: «А что, там откуда вы приехали 1С – это матерное слово?» и так далее. Или еще говорила так: «а как вы продавали рекламу в горах?» Однажды мы вышли покурить. Эйчар стояла поодаль от общей компании, и, манерно затушив сигарету о стену, подошла и спросила:

- Ребят, кто из вашего отдела сможет завтра съездить на Мичуринский на мероприятие нашего партнера? Желательно москвичи, а то там сложная локация, приезжим объяснять долго.

- Кать, ты же сама три месяца назад из Рязани приехала – ответила моя коллега. Девушка по имени Алтын. Из Казани.

Катя густо покраснела и ретировалась. В свой отдел. Отдел эйчара.

И тут мне стало любопытно. Кто из работающих в компании сотрудников – коренной москвич?  Судя по надменности, исходящей от  коллег, коренными были все, кроме меня.

Ира, Виталик, Лена, Дима, Лида, Аня, Леша… Как сегодня помню весь свой отдел. Решил устроить опрос.

- Леш, а ты москвич? – начал с парня по имени, как вы уже догадались, Леша

- Из Нальчика – ответил Леша

- А ты Виталик?

- Самара. Но родители из Кореи – пробубнил человек с фамилией Ким.

Лена вспомнила, что в Кисловодске её детства был замечательный  тутовник, Ира без особой охоты поведала о том, что пять лет назад приехала из Клина.

- Но это почти Москва – значительно добавила Ира.

Лида была из Ставрополя. Аня из Владика.

Лена – самая интеллигентная и воспитанная девушка, которая никогда не влезала в копроративные интриги, на поставленный мной вопрос, ответила.

- Из Москвы.

- А родители? – спросил я, будучи уверенным, что уж родители то точно приехали из какого-нибудь Иркутска.

- Тоже – без высокомерия в голосе сообщила она.

Шли годы.

Я продолжал мониторить ситуацию. Через некоторое время пришел к выводу, что коренные москвичи – это такие спокойные и культурные люди, в лексиконе которых слово «лимита» даже не присутствует. По крайней мере, среди моих многочисленных друзей, которые уже не в первом поколении жили в этом городе, таких не было. Зато слова «понаехавшие», «лимита», «замкадыши» и прочие я слышал чаще от тех, кто приехал год, два, три назад из других городов.

Однажды мне позвонил риэлтор Коля.

- Ты же хотел снять квартиру в Доме на набережной? – поинтересовался он.

А я, действительно, хотел снять квартиру в этом легендарном доме в районе Боровицкой.

Едем. Я, риэлтор Коля и мой друг из Уфы, который просто вызвался прогуляться со мной за компанию. Приезжаем. Стучим в дверь.

- Гульфия Хуснутдиновна, это риэлтор Николай, мы приехали смотреть квартиру – зазвучал голос Коли, когда за дверью послышались шаркающие шаги женщины.

Она долго мешкалась. Но, отворив дверь, женщина с  «дулей» на голове заорала:

- Что? Азия? Нет!

И захлопнула дверь обратно.

Гульфия Хуснутлиновна, очевидно, была против азиатов. Но звали её Гульфия Хуснутдиновна.

- Коль, а что это было? - спросил я риэлтора Колю, когда мы шли в сторону метро.

- Я вот иду и сам пытаюсь понять – ответил Коля.

Первым заржал (именно заржал)  мой друг из Уфы.

- Гульфия Хуснутдиновнааааа! – заливался он.

- Азия, нет! – хохотал я, стараясь подражать голосу Гульфии Хуснутдиновны

- Коренная москвичка – хватался за живот риэлтор Коля.

Потом я работал на телике. Там, на телике, работал человек с нейтральным именем Рома. Нейтральное имя, нейтральная внешность – смуглое лицо, брови – сантиметров шесть в ширину и затрудняюсь высчитать сколько в длину, легкий говорок.

И вот он этим легким говорком периодически терроризировал нашу уборщицу-узбечку всякими неполиткорректными обзывательствами. Говорил ей, что уже вечер, пора бежать домой, а то менты ее спросят за регистрацию и так далее. Наивная женщина, действительно, переживала из-за отсутствия регистрации.

Однажды я заприметил на рабочем столе Ромы  паспорт. Простите великодушно, но любопытство – вещь упрямая. Беру паспорт! О, боги. Во-первых, не Рома, а вполне себе Ромазон. Или Рамозон, точно не помню. А фамилия такая же длинная, как и его брови. На Оглы заканчивается.

- Хм– думаю – вот это дела.

Теперь все поняли, чем коренные москвичи отличаются от тех, кто в Москву приехал?

                                                                       

Популярное в

))}
Loading...
наверх