Последние комментарии

  • Андрей Михайлов
    расчетливость сильно нивелирует чувства, м-да... и кстати, мезальянсы редко делают жизнь счастливой. причем даже не и...Почему женщины стали добиваться мужчин
  • Леонид Журавлев
    Способность усваивать алкоголь спасла предков человека от вымирания. К такому выводу пришли ученые из Университета Эк...Кто виноват в том, что мы алкоголики
  • Ольга Бухарова
    Ни о чем вообщеИстории о красивой Нине

Дороги и кладбища

Троллейбус завершает свой ход в автопарке. «Дальше не едем», — выглядывает водитель из своего рабочего места, надевая оранжевую жилетку. Я выхожу на улицу. До большой дороги, мимо нескольких темных проулков идти минут десять. Четыре фонаря, два гаража, узкая дорожка между ними, два окна фотосудии, в которой всегда горит свет, но не бывает людей.

На большой дороге ловлю такси. Еду домой. Ложусь спать.

Такое развлечение я выдумал себе недавно. Ни одно из занятий не избавляет голову от роя мыслей и навязчивой музыки так, как прокатиться по окольцованному городу, задевая глазом его урбанистические шедевры. Вот на пути моем возникают каменные исполины Садового, помпезные сталинки Кутузовского, мещанские, вычурные и добротные дома проспекта Мира. Смотришь, и мыслей вроде нет. Голова пуста, хотя, говорят ученые, такого не бывает. Голова всегда о чем-то думает вне зависимости от того, знаем мы об этом или нет. Я бы жил только ради того, чтобы ездить. Чтобы путать мысли пробегающими за окном пейзажами. Врач про мою увлеченность дорогами и кладбищами придумывает истории одну смешнее другой. Анализирует, рисует какие-то круги, квадраты, задает вопросы, потом вписывает в эти фигуры какие-то значения. Чушь. Ему надо оправдывать свой гонорар. А я знаю наверняка. Дороги мне нужны, чтобы не думать, а кладбища, чтобы погружаться в мысли. Нигде моя жизнь не бывает столь реальной, как на кладбище. Однажды, приехав на поезде в город R, я решил отправиться на кладбище. Ну просто взял, отложил все свои дела и поехал на кладбище. Теперь в каждый свой приезд в город R я посещаю это место.

День, когда я приезжаю туда, всегда бывает солнечным. Меня встречает бессменный «кладбищенский» таксист Руаф.

— Сначала кладбище? — улыбается он.

— Ага, — улыбаюсь в ответ.

Мы с ним буквально «спелись» на любви к кладбищам.

— Не знаю почему, а я так радуюсь, когда везу вас туда. — В голосе Руафа звучит детский энтузиазм. — Я вижу, как вам хорошо, вы всю дорогу улыбаетесь, и я тоже так радуюсь, когда вижу, как вам хорошо. Я ведь тоже частый гость на кладбище.

А потом бесконечные истории о том, кто и как умер, кто заслужил свою смерть, а кто нет. Почему на кладбище хорошо думается и прочее, и прочее.
Реальный мир в эти мгновения перестает существовать. Я вижу заветную калитку, которую открою и снова все вокруг начнет меняться — уйдут в прошлое все нелепые воспоминания, обязательства, глупая ответственность и невыполненные планы, изжога и головная боль. Я переступлю через эту невидимую черту, и все снова застынет в вечности, и острым слухом я буду внимать шороху каждого листика на деревьях и слышать, как машет крыльями пролетающая надо мной птица. У калитки стоит сторож и с отвращением смотрит на мой приближающийся силуэт.

— Здрасти, — неуважительно кидает он в мою сторону.

— День добрый, — улыбаюсь.

Однажды он решил провести целый допрос или просто хотел поругаться, но в дни, когда хожу на кладбище, я настолько блаженен и отрешен, что поругаться со мной вряд ли удастся.

— Опять с компьютером сюда пришел? Это что тебе, библиотека? — начал он.

— Это не компьютер, это ноутбук. Я тут пишу.

— Других мест во всей округе не нашлось? Я вот сегодня слышал, что наши чиновники открыли специальные офисы для малоимущих предпринимателей.

— Я не предприниматель, я писатель.

— По-моему, ты псих, — сказал он, ожидая от меня соответствующей реакции.

Я промолчал и пошел дальше.

Человек, охраняющий кладбище, смотрел мне вслед.

Популярное в

))}
Loading...
наверх